Сикачи-алянские петроглифы Лоси - в четвёртом приближении к их познанию

Процесс познания петроглифов, очевидно бесконечен и можно говорить только о приближении к их познанию. Появилась новая информация, новые идеи и более глубокое понимание смысла изображений. Теперь, очевидно, эту работу можно назвать четвёртым приближением к познанию этих петроглифов. В ней придётся кратко напомнить  исходную информацию и кое-что повторить для понимания  новых заключений в их интерпретации.Изображений лосей два. Нигде в мире нет подобных рисунков, у которых бы внутреннее поле их было бы наполнено загадочными геометрическими фигурами. Разгадка их, а значит и интерпретация, как оказалось, напрямую зависит от методологического подхода к их познанию.  
 
Их два – натуралистический (реалистический) и символический. Один исключает другой. При натуралистическом подходе исследователь воспринимает рисунки как реальное отражение объектов окружающего мира. Например, лось есть только лось – животное, утка только утка – птица и т.п. При символическом подходе к расшифровке исследователь знает, что эти объекты следует рассматривать как символы, значения которых необходимо знать заранее, чтобы по ним определить суть объектов, т.е. за каждым натуральным символом стоит определённый скрытый смысл. Эти символы в этом случае не показывают что-то, а рассказывают о чём-то. Символы часто имеют геометрическую форму: круги, ромбы, квадраты и т.п., но могут быть и натуральными, теми же лосями и птицами и др.. Это и создаёт проблему при расшифровке петроглифов, но выбор правильной концепции  даёт возможность подлинного распознавания рисунков и выяснение этнической принадлежности их создателей.    
 
Академик А.П. Окладников не только описал все петроглифы,но и создал концепцию и научное направление по расшифровки их,которым до сих пор пользуются его последователи.В концепции академика рисунки рассматриваются произведениями искусства древних тунгусо-маньчжурских племён, предков современных нанайцев.Считается, что они выполнены в ватуральном  (реалистическом) виде и связаны с бытовой, охотничьей, религиозной жизнью и  мифологией аборигенов Севера. Древние охотники и рыболовы якобы что видели, о чём думали, то и рисовали: животных, птиц, змей, шаманские маски, маски охотников за головами, лодки, переполненные душами умерших людей, мифических драконов, отрезанные головы и якобы солнце в виде солярных кругов.  В петроглифах не обнаружено почему-то ни одного рисунка рыбы, что до сих пор озадачивает исследователей, ведь рыба была «хлебом» оседлых племён Амура. Промыслового зверя – лося они изображали часто, а промысловую рыбу рыболовы, почему-то игнорировали. Понятно, что если бы создателями петроглифов были северные монголоиды, то красная рыба была бы главным персонажем рисунков, а в высокой религии европеоидов ей просто не было места.
 
Таким образом, идея натуральных изображений различных существ и сущностей сохраняется до сих пор и является  общепринятым регламентирующим положением для интерпретации их учёными.Никто из последователей академика не желает видеть в петроглифах  высокую религию, которая была распространена в неолите во всей Евразии и отражалась  символами в петроглифах, на керамике и в скульптурах. Главными персонажами её были Великая Богиня неба и Великий Бог земли.На Нижнем Амуре, как считают учёные, им нет места, поскольку шаманизм северных аборигенов их исключал, а историческая парадигма романо-германской исторической школы указывает, что в нижнеамурском регионе жили только северные монголоиды,  земля которых была неисторической, а народ бесписьменным (диким).
 
Таким образом, выстраиваются две методологические цепочки в интерпретации петроглифов: 1) шаманизм, северные монголоиды, натуральные рисунки, 2) высокая вера в Богиню и Бога, европеоиды,символические рисунки.Академические учёные пользуются первой,я считаю достоверной вторую.В чём же суть ошибок в интерпретации петроглифов академическими учёными?Академик Окладников, несмотря на то, что добротно описал практически все петроглифы, произвёл научную интерпретацию по первому методу только петроглифов лосей, расценив стиль изображений их как интеллектуально-реалистический, когда художник видит животное как бы насквозь. Таким образом, оказалось, что внутри лосей изображены внутренние органы в виде орнамента: сердце, кишечник, печень, почки.
 
В.Е. Медведев, ученик академика, пошёл дальше учителя в описании лосей, выявив в первом из них идею и знаки плодородия – фаллос и вульву, т.е. мужчину и женщину, что тоже не выходит за рамки шаманской религии. Второго перевёрнутого лося он не вернул в естественное положение, что следовало было сделать, поэтому интерпретация его получилась совершенно надуманной и абсурдной. Кроме того, он сделал под лосем искусственные подрисовки лодок с гребцами, которых в натуре нет, но теперь такой фальсифицированный вариант петроглифа публикуется уже другими исследователями как исходный.
 
Расшифровка других артефактов (мобильной скульптуры) у него тоже прошла в фаллическо-вульвическом ключе, что достойно сожаления, поскольку от него до понимания этих знаков как символов и эмблем Бога и Богини, был только один шаг...Однако сделать его было невозможно, оставаясь в плену концепции учителя об отражении петроглифами шаманской религии. Расшифровки масок-личин он не коснулся, поскольку ничего фаллическо-вульвического они не имели и выпадали из идеи плодородия, а другого подхода к их интерпретации у него не было.
 
Культуролог З.С. Лапшина во главу угла интерпретаций поставила мифологию нанайцев о якобы летающих солнечных драконах и представила  антропо-зоомофными маски этими драконами, а антропоморфные -  солнечными божествами, но не коснулась петроглифов лосей и вознесенских масок на цветной керамике, мобильной скульптуры. По существу она обслужила идею академика о существовании у северян веры в змея-дракона, который, поднимаясь в небо, становился солнцем. Таким образом, некоторые маски-личины стали  – змее-драконами, а другие солнечными божествами. На этом основании автор якобы открыла модель мира древних насельников Нижнего Амура в форме горшка с орнаментом в виде спирали и зигзагов, где зигзаги на стенке сосуда – солнечные лучи, а спираль – сам дракон, поднявшийся в небо, круглый венчик горловины – само солнце. Но тела (фигуру) дракона в рисунках ей так и не удалось найти, поэтому  его заменил опять глиняный горшок с изображением чешуйчатого орнамента якобы символизирующий драконью кожу. Но чем она отличается от рыбьей чешуи неясно. Однако китайцы считают кожу дракона чешуёй карпа.
 
Такой подход к познанию сущности петроглифов нельзя назвать научным, поскольку:  рисунки трактуются в несогласующихся аспектах; производится подбор только определённых изображений; не признаётся символический подход  в дешифровке; игнорируется мировой опыт чтения символов; нет представлений о современном религиоведении и механизме этногенеза; отсутствует преемственность между различными направлениями исследований; нет представления  о классификации спиралей и их мотивов в рисунках; не понимается различие в концепциях мифологических драконов Запада и Востока.Кроме того, ими в исследованиях используются только апелляции к мнению академика А.П. Окладникова. А факты ими нередко не замечаются, замалчиваются, извращаются или не изучаются.
 
В относительной оппозиции к официальной версии происхождения петроглифов находится Н.Е. Спижевой, учёный-художник-священник. По его заключению в неолите на Нижнем Амуре насельниками были индоевропейцы т.е. арийцы-солнцепоклонники.При всей близости наших версий, следует всё же заметить, что в IV-III тыс. до н.э. их не могло существовать, как и солцепоклонничества. Не было и смысла нижнеамурцам поклоняться солнцу, ведь они не были земледельцами, у которых урожайность сельскохозяйственных культур могло зависеть от солнечного тепла. Но и земледельцы Передней Азии и других регионов не поклонялись ему в неолите: солнце могло сжечь урожай. Естественно им было поклоняться небу, которое давало влагу, а хозяйкой его была Богиня. Символика неолита Нижнеамурья это подтверждает, хотя причины поклонения и небу у нижнеамурцев тоже не было. Но это являлось традицией, которую привнесли сюда европеоиды, по-видимому, восточных регионов Европы. Таким образом, здесь жили люди белой расы, имеющие древние религиозные традиции, но поклонялись они не солнцу, а Богине неба и Богу земли.Эти боги изображены в масках-личинах, фигурах, разнообразных ипостасях животных, птиц и в символах взаимоотношения богов между собой как супругов.
 
Главным основанием новой интерпретации петроглифов лосей явился символический подход расшифровки как  формы их, так и  элементов внутреннего поля рисунков и результат сравнения символов неолита Передней Азии, Ближнего Востока, Юго-Восточной Европы. Но вернёмся к четвёртому приближению к познанию петроглифов лосей.Первый лось (илл.№1) - расположен на горизонтальной поверхности прибрежного валуна и обращён к небу, что имеет смысл, если считать лося изображением (отражением) вселенной. Создан он, как говорят археологи, в рентгеновском стиле, т.е. контурной резьбой.Лось имеет рога, понятно, что это самец. Рисунок имеет внутреннее поле с изображением различных элементов его, которые академисты трактуют по-разному, но в концепции принадлежности изображения магии, охотничьего культа, идеи плодородия, солнечного культа.
 
Правильно будет напомнить элементы этого поля по представлению академика Окладникова: на крупе – концентрические круги (кишечник), внутри – сердце (в груди), печень (в обл. горба), почки (две) - завитки, рёбра (пять) – поперечные дуги. Всего пять элементов. Таким образом, лось представляет собой как бы разделанную тушу.Общим для всех является утверждение, что на крупе лося изображён солнечный знак в виде концентрических кругов, с этим позже согласился даже сам академик. Но, если концентрические круги стали символом, то и остальные элементы внутреннего поля должны иметь символическое значение, т.е. дешифровка обязана проходить в одном ключе.  Долгое время символический знак соседствовал со схематически-натуралистическими изображениями (внутренние органы), и никто не попытался дать им другую трактовку.Кроме того, никто не хотел видеть между кругами лунки, которых насчитывается три и один под хвостом. Даже т.н. точная копия лося, выставленная перед музеем археологии в Хабаровске не имеет их.  Академистам они мешают называть круги солярными, т.к. вносят в них какой-то дополнительный смысл (изображение планет?), который они не понимают.
 
Только в 2001 году новую интерпретацию некоторых элементов внутреннего поля дал д.и.н. археолог В.Е. Медведев. По его мнению, круги так и остались солярными, хотя он отметил ещё вторую лунку из четырёх. Сердце он представил вульвой, печень – фаллом, почки – змеями, рёбра  остались рёбрами. Получилось, что змеи и рёбра в рисунке показаны в натуралистическом аспекте, а всё остальное якобы в символическом, т.е. аспекты дешифровки явно не согласуются. Внесение схемы вульвы (женщина) и фаллоса (мужчина) в расшифровку элементов внутреннего поля было совершенно необычной трактовкой, которая больше смущала, чем вызвала доверие. Но это была подвижка в научной мысли, закостеневшей за десятки лет.Первая моя эмоциональная реакция на его трактовку была отрицательной, но время и более глубокий анализ европейской неолитической символики привёл к ещё более нестандартному заключению. Но сначала необходимо рассмотреть трактовку Медведевым второго изображения лося, которое находится фактически рядом с первым.
 
Второй лось – расположен на вертикальной поверхности валуна в перевёрнутом виде, что Медведев посчитал  изначальным положением камня и рисунка. В этом случае терялась связь его с небом и с предполагаемым отражением вселенной (илл.№2), но зато оно работало на его семантическую версию рисунка.      Однако изначальное положение лося было естественным, на что указывает тоже перевёрнутая маска личина, изображённая рядом с лосем на той же поверхности камня, но учёный не отметил её. Маска эта нечёткая, но зафиксирована в книге академика «Петроглифы Нижнего Амура» (илл.№3), которую Медведев не мог не читать.   Так что справедливости ради лося необходимо поставить в положение, соответствующее смыслу его изображения – вертикальное, т.е. ногами вниз, головой вверх.
 
Этот лось - самец имеет четыре элемента внутреннего поля. У него нет схематического обозначения печени-фалла, остальные элементы такие как у первого с небольшой вариантностью. Присутствует и линзообразный элемент (вульва), окружённый двумя ломаными концентрическими окружностями. В символике Запада вульва изображалась аналогично.Интерпретация Медведевым этого рисунка лося в перевёрнутом виде: «Фигура  лося и всё её «внутреннее заполнение» представляют собой два слитых воедино, близких по своей семантике сюжета: солнечный лось и солнечная лодка с семью гребцами (вертикальными полосками, условно изображающие души умерших), направляющиеся в загробный мир вслед за уходящим  туда солнцем».
 
Таким образом, рёбра превратились в гребцов  лодки, основание которой покоится на двух концентрических окружностях, что придаёт этой ладье якобы солнечное значение. Таким образом, все концентрические круги на крупе и в груди он тоже трактовал как солярные. Четыре солярных знака разных размеров в одном изображении вызывают большое сомнение.
Новая интерпретация изображения лосей.Основанием для этой интерпретации является результат расшифровки неолитических символов А. Голаном, который изложен в книге «Миф и символ» (опубликована в интернете) и принят мировым сообществом историков. Похоже, что дальневосточные учёные его не приемлют, но это, как говориться, их проблема. Главное, что он безукоризненно работает здесь.
 
Для лучшего понимания символики следует начать со второго лося.
Концентрические окружности в неолите запада Евразии, как доказал Голан, трактуются как символ неба, а не солнца, хотя это мнение среди исследователей очень стойкое. Солнцу человек никогда не поклонялся, почитал его, но только с начала медного века. Да и сами концентрические круги никак не напоминают солнце. Небо с представлением о его множественных уровнях более подходит для этого символа. А если ещё изображены и лунки между окружностями, то это наводит на мысль о планетах или звёздах, что отражено в первом сикачи-алянском лосе. Солнце же чаще изображалось в виде диска, иногда с точкой или крестом внутри.
 
Хозяйкой неба-вселенной являлась в неолите Великая Богиня неба. Она имела множество ипостасей, эмблем и символов, заменяющих её изображение. Часто изображались её глаза в виде двойных концентрических окружностей с точками в средине или в виде спиральных завитков-волют (по Голану – «Рога барана»). Такие глаза  видны в изображениях обоих лосей. Богиня считалась подательницей небесной воды, что представлялось истечением струй воды с неба из её глаз в виде дождя.
 
Гребцы (по Медведеву) и являются этими струями дождя, истекающими из глаз Богини, что наглядно показано при естественном положении лося. Концентрические овалы в груди с линзой-вульвой в обоих лосях являются символом облаков, которые, по представлению древних людей, создаёт Великая Богиня. Сами фигуры обоих лосей являются символами-ипостасями Великого Бога земли. Они не показывают, а рассказывают, что Великий Бог в ипостаси лося создал Вселенную т.е. не Вселенная имеет форму лося, а её создал Бог в  ипостаси этого животного, являющегося символом Бога.
 
У первого лося рёбра имеют несколько другое значение. Они являются дугами, показывающие фигуру в груди (вульву Богини) в движении, что создаёт впечатление облаков. От значения сердца легко отказаться, т.к. туша лося в разрезе не соответствует символике неолита. Вульва-линза действительно здесь изображена как символ не просто женщины, а Великой Богини, которая обеспечивала плодородие на земле через дождь. Но оно невозможно без участия мужского начала и поэтому рядом с ней находится фаллос (продолговатая фигура), имеющий не символический, а скорее схематический вид. Это противоречит символизму неолита и выбивается из единообразной расшифровки элементов внутреннего поля лося. Однако фаллос можно представить как эмблему (тот же символ) Бога земли – супруга Великой Богини, и тогда дешифровка становится в одном ключе. Эмблемы так же широко применялись в неолите как и символы. Изображение соития вульвы  Богини и фаллоса Бога, вероятно, по представлению древних людей, обеспечивало в живой природе плодородие. Такое понимание внутреннего смысла изображений вполне гармонично и непротиворечиво.  
 
Таким образом, вульва и фаллос – знаки плодородия не просто женщины и мужчины, как считал В.Е. Медведев, а Великой Богини неба и её супруга – Великого Бога  земли.Но гениальность мастера этого рисунка заключается в том, что он сумел объединить функцию плодородия Великой Богини с её функцией подательницы небесной воды, изобразив отходящие от вульвы дуги – «рёбра», движением облаков по небу-вселенной. Подобным образом изображались облака  и в неолите запада Евразии. Понятна также семантика двух завитков-волют у этого лося. Это глаза Великой Богини. Такое же изображение глаз встречается очень часто в неолите Запада и нередко на Нижнем Амуре.  
 
Таким образом, все элементы внутреннего поля лосей гармонично уложились в понимание древним человеком строения вселенной. Нигде в мире подобных изображений вселенной нет, но ценность их принижена недостоверной академической интерпретацией.Лосиная тема была характерной для мифологий многих древних народов: раннеземледельческих, индоевропейских, сибирских, дальневосточных, американских индейцев. Но только у индоевропейцев и их предков лось имел культовое космологическое значение, представляя Создателя  вселенной. У других народов лось, как правило, представлял объект охоты - на земле или  мифологии – в небе.

 
Попов В.В.